Объявлен Сбербанка цель сделки с «Транснефтью», не соответствует действительности, говорят эксперты.

фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

Экспeрты oжидaют, прoцeссы и с рeшeниeм судa нe согласны. Руководитель международных рынков капитала, институт мировой экономики РАН, профессор Хоакин Миркин особенно негативно оценивает утверждение Сбербанка «почти безрисковом» характера сделки, на что менеджеры банка уверяли, руководство «Транснефти». Наоборот, пишет эксперт, барьер параметр «относится к ТБТ и структурированных продуктов, которые по своей природе имеют очень высокий риск».

Транзакция была устроена так, «чтобы в случае потери со стороны «Транснефти» дать инициатору сделки Сбербанку получить большую прибыль». «В этой связи, заявленная цель сделки (валютного опциона с барьером условия», чтобы снизить затраты на техническое обслуживание предприятия рублевых облигаций ОАО «АК «Транснефть»), не соответствует действительности», – говорится в заключение Миркина.

Дизайн уступки, полностью удовлетворяющей содержание понятия «спекуляция» – принятие ПАО Сбербанк низкий финансовый риск в обмен на большую в любом из масштабов прибыли, заключает I. Миркин.

С ним согласен партнер юридической компании «Пепеляев Групп» Роман Бевзенко. Анализ правовых проблем, касающихся отношений между клиентом и банком, консультант, остался за пределами обжалования приговора, а в случае «Транснефти» и Сбербанка, — цитирует эксперта агентство РИА Новости. «Есть два типа отношений клиента и банка: как с контрагентами, так и в качестве консультанта. И если о первом типе отношений, можно утверждать, что клиент всегда должен держать ухо начеку и быть очень осторожным и осмотрительным, ожидая, что Банк идет, пытаясь максимизировать свою прибыль, во втором случае, клиент, основан на действии советника, так как имеет обязанность действовать в лучших интересах клиента. К сожалению, этот тонкий анализ сложных правовых проблем осталась за пределами обжалования приговора», — уверен Бевзенко.

«…В России, регулирование рынка деривативов на самом деле не существует. Не существует законодательных стандартов раскрытия рисков, связанных с использованием этих средств. И многие инициативы, которые разрабатываются с целью заполнения этой законодательной «дыры» … и не были претворены в жизнь. В таких условиях, рынок производных финансовых инструментов, становится диким, и банки, будучи главными ее членами, в самом деле, отправляются в свободное плавание, и они играют на рынке, каждый по своим правилам», — сказал он, Право.ру, природы сделки, управляющий партнер ка «Юков и партнеры» Андрей Юков.

«… противоречия, неточности и ошибки в подаче материала, недооценка риска, достичь барьера, курс и другие дефекты в ходе обсуждения сделки с клиентом, изложенных в приговоре, а также формально – за несколько дней до даты транзакции – раскрытие рисков операции, конечно, не говорят в пользу банка», — объясняет свою позицию, партнер юридической фирмы «Монастырский, Зюба, хренов и партнеры» Владимир Проклят.

«Банки и трейдеры на российском рынке должны руководствоваться самыми высокими стандартами в практике международной торговли и забота о клиентах, соответствующей лучшей международной практике, и не извлекать выгоду из пробелов или недостатков русской нормативная», — заключает Владимир Проклят.

Споры по сделкам Сбербанка производные обеспокоили ЦБ. В сентябре 2016 года, директор департамента развития финансового рынка ЦБ Елена Чайковская сообщила о намерении центрального банка организовать законодательства в этой области и ввести рейтинги для корпоративных клиентов, которые планируют сложные операции с производными финансовыми инструментами.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.